О городе Черноморск

Полное описание материала
Создадим сайт для Вашего дома - БЕСПЛАТНО!   
Реклама 468x60
История 1560 pxl

Гибель конвоя Сулина–Очаков у мыса Бугов в 1941 году

Подводная история Черноморска

В связи с переименованием нашего города, еще более актуальным стало изучение и пропагандирование морской тематики как в экономике, так и в истории Черноморска. Одной из таких тем является подводная археология, ряд объектов которой найден дайверами у наших берегов. Особое место среди них принадлежит останкам венгерского судна и двух румынских торпедных катеров, которым посвящена эта статья.

Наибольшее число судов, утонувших в Черном море в районе Черноморска, связано с событиями Второй Мировой войны. К ним относится уникальный комплекс объектов, состоящий из остатков трех кораблей, принадлежавших флотам двух стран. Речь идет о венгерском транспорте «Ungvar» и румынских торпедных катерах «Vigelia» и «Vifirul», погибших 9 ноября 1941 года. Долгое время о месте их нахождения не было известно. Хотя в справочнике С.В. Богатырева и К.Б. Стрельбицкого «Потери флотов противника на морских театрах военных действий в 1941-45 гг.» (1992 г.) числятся венгерское вспомогательное судно «Унгвар» и румынские торпедные катера «Вифорул» и «Вижелия», подорвавшиеся на минах в 30 милях восточнее Одессы (всего погибло 34 человека).

Сначала рассмотрим ситуацию накануне этого события, которая хорошо изложена в книге Мирослава Морозова и Андрея Кузнецова «Черноморский флот в Великой Отечественной войне» (М., 2015):
Цитата
Приостановка немецкого наступления на южном крыле советско-германского фронта осенью 1941 года, помимо прочих причин, стала результатом и перебоев со снабжением, что заставило германское командование принять срочные меры по налаживанию перевозок морским транспортом в порты Южной Украины. В сентябре противник силами румынских канонерских лодок и буксиров, а также катеров-тральщиков немецкой Дунайской флотилии протралил фарватер Констанца – Сулина, а к 9 октября дошел до Бугаза в устье Днестра. Во второй половине октября, после оставления нашимивойсками Одессы, началась очистка пути до устья Днепра. Контактные мины тралили два румынских буксира-тральщика, а также катера-тральщики и паромы Зибеля немецкой Дунайской флотилии, донные мины – самолеты-тральщики Люфтваффе. Между 19 и 23 октября был пробит фарватер от Бугаза до Одессы и Очакова. Действия противника облегчались начавшейся обороной Севастополя, приковавшей к себе основные усилия морской авиации и вынудившей перевести подводные лодки для базирования в порты Кавказа... До конца года противник потерял в результате аварий восемь таких паромов. Кроме того, во времятраления на советских минах (часть из них относилась к оборонительным постановкам, часть из 370 мин была выставлена как активная в октябре уже после оставления Одессы) погибли оба румынских тральщика, немецкие паром Зибеля, катер-тральщик и плавбаза «Терезия Вальнер». Тем не менее, противнику 25 октября удалось открыть движение по фарватерам вплоть до Херсона и Николаева. 1 ноября в Очаков и Николаев прибыли суда первого немецкого конвоя.


Постановщиками минного заграждения между Санжейкой и Ильичевкой № 45 (93 якорные мины КБ-3) чаще всего считаются эскадренные миноносцы «Смышленый» и «Бойкий»(в ночь на 14.10.1941 г., накануне ухода из Одессы). Правда, еще раньше какое-то число мин там же выставили канонерские лодки «Красная Грузия» и «Красная Аджария» (7 июля 1941 г.).

Подробности трагедии 9 ноября 1941 года описаны в книге Юрга Майстера «Восточный фронт – война на море 1941-1945 гг.» (М., 2005):
Цитата
Вследствие плохой погоды следующий конвой смог выйти лишь 9 ноября. Он состоял из венгерских торговых судов «Унгвар» и «Тисса», четырех немецких речных катеров-тральщиков и двух румынских торпедных катеров. В то время когда речные катера-тральщики в районе Бугаза проделывали проход в минном заграждении, «Унгвар» своей носовой частью наскочил на мину, из-за чего у него вывалился якорь, который нельзя было ни поднять, ни тащить. Несмотря на то, что корабль дал винтами задний ход, юго-западным ветром его повернуло поперек к заграждению. Часть экипажа спаслась, пересев на спасательную шлюпку, а румынские торпедные катера хотели снять оставшийся экипажа. Но в это время взорвалась мина около трюма, и весь корабль вместе с оставшимися на нем людьми, боеприпасами и грузом этилированного бензина взлетел на воздух. Погиб находившийся в это время на корабле командир Дунайской флотилии капитан 3 ранга [Фриц] Петцель,… при этом погибли еще 5 офицеров и 28 матросов. Румынские торпедные катера «Вифорул» и «Вижелия», а также спасательная шлюпка в результате взрыва получили тяжелые повреждения и затонули. После спасения большинства тяжелораненых, из-за усиливающегося ветра конвой не смог больше следовать дальше, речные катера-тральщики зашли в Бугаз, а «Тисса» вернулась в Сулину. В последующие дни катера-тральщики, выходя из Бугаза, проверили проходы в минных заграждениях и не обнаружили новых мин.


По журналам боевых действий Дунайской флотилии и базы ВМФ Констанца восстанавливаются некоторые детали:

09.11.1941 г. Транспорты «Tissa», «Ungvar», два румынских торпедных катера (S.1 и S.3), два парома (№19 и №24) на буксире у транспортов вышли из Сулины в Очаков. Паромы вернулись в Бугаз по погодным условиям. Конвой и охранение в составе катерных тральщиков FR.1, FR.2, FR.9, FR.11, встретились в 07:30 (по берлинскому времени). Катер FR.9 зацепился тралом и потерял его.

В 08:10 FR.1 и FR.2 подсекли две мины. В 08:10 FR.1 наблюдал две мины в районе Ильичевки. Пароходы остановились после объявления тревоги в плановом порядке. Однако в результате ветра и течения продолжили движение. «Tissa» получил приказ возвращаться по обстановке. Катера двинулись дальше, а «Ungvar» попытался расстрелять мины.

В 08:20 транспорт подорвался. Детонация в носовой части. Пароход дал задний ход и начал погружаться. Румынские торпедные катера и FR.9 направились для оказания помощи к пароходу и подъема из воды выброшенных за борт. С парохода спустили шлюпку. S.1 остановился по носу парохода и спустил резиновую лодку.

В 08:30 произошел второй взрыв и одновременно cдетонировал груз. В результате взрыва погибли оба румынских торпедных катера («Viforul» и «Vijelia») в 30 милях восточнее Одессы. «Tissa» повернул к Бугазу, а затем ушел в Сулину. Катерные тральщики со спасенными направились в Бугаз.

09.11.1941 Эсминоносцы «Ferdinand» [«Реджеле Фердинанд»], «Maria» [«Реджина Мария»] в 10:45 вернулись в Констанцу.

09.11.1941 Румынские миноносцы [«Zmeul» и «Sborul»] в 16:30 вышли из Сулины для встречи транспорта «Tissa», который обнаружили в 18:00.

10.11.1941 «Tissa» в 03:00 прибыл в Сулину» (NARA. – roll 2534 и 2572-2573).


Как видим, в сопровождении второго конвоя до Бугаза участвовали также два румынских эсминца, но для нас особенно важно уточнение, что события имели место недалеко от села Ильичевки на мысе Бугов.

О том, как выглядела катастрофа с воздуха, имеется доклад пилота гидросамолета, который в 2009 году опубликовал Игорь Алексеев:
Цитата
...08.30 – устья [Днестровского лимана] конвой прошел нормально. Торпедные катера румынского флота маневри​ровали вокруг колонны транспор​тов. С транспорта «Ungvar» открыли пулеметный огонь без остановки, но медленными темпами, по всплыв​шим минам. В этот момент произо​шел взрыв мины, транспорт вспых​нул красным пятном... остановился и спустил шлюпки на воду. Румынские торпедные катера, пытаясь оказать помощь и принять на борт людей, приблизились к месту взрыва. В это время произошел взрыв и на транс​порте вспыхнул пожар, который быстро распространился в корму. Внезапно стало видно как транспорт приподнялся в воздух и столб дыма и огня взметнулся вверх на высоту до 400 м. После взрыва на поверхности моря не было ничего и никого, лишь резиновые лодки. На гидропла​не [после посадки] обнаружи​лось множество вмятин от взрыва...Кроме того, обломки с «Унгвара» сильно побили «Тиссу»–двое были ранены, а у 4-го офицера от испуга случился нервный срыв...


Судоверфь Vosper
В целом обстоятельства гибели трех судов конвоя в результате мощнейшего взрыва ясны, особенно если добавить, что в трюмах «Унгвара», кроме 469 тонн продовольствия, находилось 141 тоннаэтилированногобензина в бочках, 916 тонн авиабомб и 306 тонн зенитных боеприпасов.

Как уже говорилось, потери личного состава составили 6 офицеров и 28 моряков, в том числе 12 венгерских моряков и 16 немецких зенитчиков. Кроме того, по сведениям И. Алексеева из румынских источников известно, что еще 9 погибших служили на торпедных катерах (по другим данным – 3,в том числекомандиры, младшие лейтенанты М. Метц –«Viforul» и А. Корнетеану – «Vijelia»). Если эти данные подтвердятся, общее число убитых может быть увеличено до 37 и даже 43 человек – немцев, венгров и румынов.

А теперь охарактеризуем погибшие суда. Транспорт «Ungvar» (Унгвар – старое название Ужгорода) изготовили в Будапеште на верфи Ganz & Co в феврале 1941 года. На церемонии его спуска на воду Дуная присутствовала жена Миклоша Козми – регентского комиссара (губернатора) Подкарпатской Руси, наибольшим городом которой и был Ужгород. Судно имело длину 71 м, ширину 10 м, водоизмещение – 3493 т; грузовместимость – 1030 брт. В апреле «Унгвар» был достроен и вскоре вместе с транспортами «Будапешт», «Тисса», «Колошвар», «Касса» и «Лола» включен в состав немецкой Дунайской флотилии, реорганизованной в 1938 году из флота Австрии.

Румынские торпедные катера «Viforul» (Шквал) и «Vijelia» (Буря) вместе с аналогичным катером «Viscolul» (Метель) построили на верфи «Vosper Shipbuilders Engineers Ltd» (Великобритания, Портсмут; сер. №/№ MTB 20-21, 23) в 1939-1940 годах. Они имели такие характеристики: водоизмещение – 32 (37) т; длина – 21,9 м; ширина – 4,98 м; осадка – 1,02 м; деревянный корпус; три бензиновых двигателя фирмы «Isotta-Fraschini» мощностью по 1350 л.с.; максимальная скорость – 42 узла; экипаж – 14 человек; вооружение – две счетверенных пулеметных установки «Vickers» калибра 7,69 мм, два 533-мм торпедных аппарата, 8 глубинных бомб или 4 мины. Румынский флаг был поднят на катерах 16 февраля 1940 года. В Галац они прибыли в мае и 1 июня были введены в состав ВМФ Королевства Румынии. По описанию и фотографиям можно сделать вывод, что эти катера были хорошо вооруженными, современными и даже изящными кораблями.

Наиболее известной операцией, в которой приняли участие «Viforul» и «Vijelia», было спасение экипажа лидера эскадренных миноносцев «Москва» Черноморского флота СССР. Он подорвался на мине и затонул 26 июня 1941 года во время неудачного рейда на Констанцу. Тогда экипажи этих катеров вместе с летчиками двух гидросамолетов, выполнившими 10 вылетов, подняли из воды 69 моряков, включая командира лидера.

Спуск Унгвара

Итак, обстоятельства гибели сразу трех судов в районе Ильичевки в 1941 году ясны, а их характеристики известны. Теперь перейдем к описанию их подводных останков, но для начала установим авторов открытия места крушения «Унгвара». Не исключено, что первыми на месте катастрофы побывали в1977-1978 годахчлены николаевского клуба«Садко»,когда один из ихаквалангистов увидел на дне в районе мыса Бугов торпедный катер, но не смог осмотреть его из-за недостатка воздуха в баллонах.

Около 10 лет назад на сайте wreck.ru была размещена такая информация:
Цитата
Координаты гибели – 46°17'N 30°43'E и 46°16'5"N 30°49'E. Водолазное обследование не проводилось. С помощью гидролокации по этим двум координатам объект не обнаружен. Единственный объект, похожий на «Ungvar» по размерам, находится в точке 46°14'N 30°39'E, то есть, удален от первых координат на 5,6 км, а от вторых – на 12 км. Глубина 16 метров, возвышение над грунтом 8,5 метра.


Эти данные повторены в книге А.В. Елкина «WRECK. Черноморские катастрофы» (Тольятти, 2008. – С. 33), но, как вскоре выяснилось, описанный объект не имеет отношения к «Унгвару».

В 2009 году автор единственной специальной статьи по теме Игорь Алексеев заявил, что еще в 2004 году Павел Куценко рассказал ему о катере, лежащем на траверзе входа в порт Ильичевск, но, на мой взгляд, это не могли быть искомые торпедные катера, так как они лежат намного южнее. Оба объекта выявили в 2007 году члены черноморской общественной организации «Прикордонник» (руководитель – Валентин Владыченко), причем тогда артефакты (вплоть до столовых приборов с гербом румынского флота) были нетронутыми. Владлен Тобак из одесской «Лаборатории подводных технологий» проблемой первенства не озадачивался, но он является автором «Отчёта по экспедиционной работе в акватории траверза Ильичёвск – Санжейка», написанном в 2008 году. Приведу сокращенные выдержки из него:

Торпедный катер в Румынии
«Мощность взрыва была такова, что на грунте образовалась воронка, заполненная илом. Диаметр взрывной воронки около 160 м. Координаты эпицентра взрыва «Ungvar» (центра воронки): 46:15N 30:40E.Несколько крупных частей транспорта (размерами 10-15 метров) лежат по краям воронки и немного за её пределами. На некоторых частях сохранились иллюминаторы и угадываются конструкции крупного судна. Более мелкие части корпуса весом до 100 кг и сдавленные взрывом бочки находятся на удалении от 15 до 100 и более метров от края воронки. Разлёт мелких деталей сфокусирован в сторону торпедного катера, который перевёрнут вверх килем (№1).Близкое расположение катеров сопровождения к эпицентру взрыва не вызывает сомнений в причине их гибели, как и тот факт, что катер №1, расположенный в 50 м от края воронки, имеет большие повреждения.

Катер №1 находится в координатах: 46: 15. N 30: 40. 52 E, ориентирован носом по направлению 63 градуса от истинного курса (по направлению к взрывной воронке) и лежит на глубине 17,5 м. Корпус переломан по килевому брусу, борта продавлены торпедными аппаратами вовнутрь. Правый борт проломлен торпедным аппаратом до днища. Обе торпеды находятся в аппаратах. Выступание над грунтом примерно 1,5 м. Наиболее высокой является винторулевая группа с 3 винтами и 2 рулями.У этого катера полностью вытравлена якорная цепь, якорь системы «плуг» (на ощупь) находится в грунте в держащем положении, что говорит о нахождении корабля на якоре в момент взрыва.

Катер №2 (на ровном киле) находится на расстоянии 140 м от края воронки.Координаты: 46: 15 N 30: 40 E. Объект ориентирован носовой частью по направлению истинного курса –41 градус (кормовой частью к взрывной воронке), лежит на глубине 18,5 метров.Корпус сохранился, не считая повреждения кормовой части, надстройка же разрушена полностью. Наиболее выступающим элементом конструкции являются торпедный аппарат левого борта (высота над грунтом 1,7 м).Этот аппарат пуст, торпеда из него находится в кормовой части по левому борту. Торпедный аппарат правого борта снаряжён. Характер разрушения кормовой части и место расположения выпавшей из торпедного аппарата торпеды говорит о том, что судно погружалось с дифферентом на корму. В кормовой части находятся на своих местах 4 глубинные бомбы (по две по каждому борту). На расстоянии 15-20 м по правому борту найдена оторванная взрывом счетверённая зенитная установка «Vickers» калибра 7,69 мм и две опоры (типа бочки) под такие установки, а также найдена пятая глубинная бомба. Зенитная установка была погружена в ил (впоследствии поднята, после согласования с Департаментом подводного наследия). Позднее была найдена и поднята вторая зенитная установка, которая находилась под слоем грунта.

На месте гибели катера №2 найдена табличка с двигателя (заводской № 315), с именами его изготовителя «Isotta Fraschini» и заказчика «Vosper LTD». Многими дайверами в разное время с этого объекта поднято большое количество фаянсовой посуды и различных деталей с клеймом England.Расстояние между катерами №1 и №2 – 370 м.

Также, в эпицентре взрыва найдено несколько сохранившихся авиабомб, а за пределами воронки обнаружено несколько минных якорей и одна мина на мин-репе (лежит на грунте).

Следует отметить, что с момента начала работ катер №2 значительно пострадал от несанкционированных деятельности команд неизвестных дайверов: пропал основной телеграф на мостике, несколько сирен, воздуховодов и много мелких деталей. Отмечены вмешательства в конструкцию настила верхней палубы, с целью добраться до содержимого помещений (divingwreck.com)».


К этому добавим, что Игорь Алексеев привел достаточно доказательств для сопоставления катера №1 с «Viforul», а №2 – с «Vijelia». Таким образом, остатки кораблей и грузов, которые находятся в 5 км к востоку от берега на траверзе южной окраины села Новое Бугово и примерно в 3,2 - 3,5 км к югу-востоку от мыса Бугов, без сомнения принадлежат конвою, подорвавшемуся на советских плавающих минах 9 ноября 1941 года. Поскольку точно известно, что погибшие остались на тонущих кораблях, это место однозначно имеет статус подводной братской могилы.

Несмотря на то, что после 2008 года охрану останков трагедии взяла на себя общественная организация «Прикордонник», которая проводит подводные исследования только по соответствующим разрешениям и «Открытым листам» Института археологии НАН Украины, полностью оградить их от грабителей, к сожалению, не удалось. Более того, с катера «Viforul», сняли все трибронзовых винта и на него же высыпали грунт из грунто-отвозной баржи при проведении дноуглубительных работ. Чтобы избежать подобных случаев в дальнейшем, в настоящее время ведутся переговоры сГосударственной пограничной службой Украины о включении этого и других объектов в районе Черноморска в состав охраняемых.

Румынские торпедники
Особо следует сказать об исследованиях «Лаборатории подводных технологий» 2008 года. В принципе они были проведены на достаточно высоком уровне, что отражено в использованном нами отчете В. Тобака. Однако, не совсем понятно, на основании каких разрешительных документов эти подводные работы выполнялись, как отбирались и кому передавались находки, а главное – почему потенциальные музейные экспонаты были вывезены из нашего региона и где они хранятся в настоящее время?

Говорят, что в Констанце, в музее ВМФ Румынии трагедии каравана Сулина – Очаков посвящен целый зал, на стене которого есть художественное панно с изображением гибнущих кораблей. До сих пор румынские моряки сравнивают подвиг своих земляков-торпедников, которые до последней минуты спасали экипаж тонущего транспорта, чуть ли не с гибелью крейсера «Варяг».

Нам, наверное, тоже необходимо достойно почтить память погибших установлением наземного и подводного мемориальных знаков, а также осветить данные события на специальном стенде, оформленном в Городском историко-краеведческом музее или в Музее Ильичевского морского торгового порта.

Игорь Сапожников, доктор исторических наук.
Статья опубликована в газете "Черноморский маяк", №26 от 9 апреля 2016 г. и №27 от 12 апреля 2016 г.
Реклама 468x60
Реклама 468x60

Оставить комментарий

avatar
Добавить справку
Вы еще не вошли на сайт, пожалуйста авторизуйтесь!

Старая форма входа
Рекомендуем [2]
Материалы попадающие в верхний слайдер (изображения обязательны)
Основные сведения [4]
Гостям, туристам [4]
Памятные даты [1]
История [9]
Управление, власть [0]
Силовые структуры, безопасность [0]
Материалы о различных силовых и военизированных структурах (МВД, МЧС, ВС, ФСБ и т.п.)
Энергетика [0]
Финансы [0]
Производство, переработка [1]
Торговля и сфера услуг [1]
Инфраструктура, строительство [0]
Связь, IT, коммуникация [1]
СМИ, медиа [0]
Наука, технологии [0]
Медицина, здравоохранение [0]
Спорт, физкультура [0]
Культура [1]
Религия [0]
Образование, воспитание [1]
Общество, социум [0]
Туризм, путешествия [2]
Транспорт [4]
Природа, экология [4]
Досуг, развлечения [2]
Фотоальбом [7]
Материалы ключевым содержанием которых является фотография
Видеоальбом [10]
Видеоматериалы в основном информационного, познавательного характера так или иначе касающиеся города
Вебкамеры [6]
Разное [0]
Всё что не вошло в другие рубрики